please wait, site is loading

-

От бутылки до путаны: Кто проносит в СИЗО и колонии запрещёнку и сколько это стоит

От бутылки до путаны: Кто проносит в СИЗО и колонии запрещёнку и сколько это стоит

В Сети до сих пор обсуждают недавний захват в заложники сотрудников ростовского СИЗО-1.

У арестантов оказались телефоны, ножи и даже флаг ИГИЛ. СМИ выяснили, как всё это оказывается в СИЗО и колониях, сколько стоит услуга.

Популярные товары у зэков и их стоимость

Самые востребованные нелегальные товары за решёткой — мобильные телефоны и роутеры, зарядные устройства, сим-карты, наушники, алкоголь и наркотики. Всё, что трудно получить, имеет совсем другую цену, чем на воле. Наценка — в разы.

По данным СМИ, ножовку, которой террористы вскрыли окно в СИЗО-1 в Ростове-на-Дону, им продали в изоляторе за 2,5 тысячи рублей. Из-под полы там можно было купить самые разные предметы, в том числе запрещённые наручные часы (такие, например, были на руке одного из ваххабитов), и даже оплатить киносеансы в камере.

Например, в СИЗО торговали сим-картами для мобильной связи. Одна штука обойдётся в 1–1,5 тысячи рублей. Кнопочный телефон к ней будет стоить уже 10 тыс. Если хочется «как на воле» — смартфон с сенсорным экраном, — от 25 тыс. за самые простенькие модели.

Часы, которые заметили у одного из захватчиков ростовского СИЗО Алкоголь на зоне — товар ликвидный и поэтому очень дорогой. Доставить в ростовское СИЗО пол-литра водки стоит от трёх до 10 тысяч рублей — кто как договорится. Виски ещё дороже — около 15 тысяч. Если наркотики на воле в среднем стоят 1,5–2 тысячи за грамм, то за решёткой цена доходит до ста долларов. Наличные рубли и доллары также являются ходовым товаром в СИЗО и колониях.

Как переправляют запрещёнку

Как сообщает SHOT, незаконный канал поставок запрещённых предметов и услуг в учреждение организовали сами сотрудники. Предварительно — отдела режима и безопасности СИЗО-1.

Этому есть объяснение. Как рассказал Лайфу источник в правоохранительных органах, зарплата в регионах у младшего инспектора СИЗО составляет 25–28 тыс. рублей в месяц, поэтому у некоторых сотрудников возникает соблазн заработать на доставке в камеры запрещёнки.

Однако и риск большой. Управление собственной безопасности ФСИН не дремлет, и у него тоже есть план по задержанию коррупционеров.

Впрочем, как пояснил Лайфу источник, сидящие в СИЗО арестанты-оптовики стараются не связываться с персоналом, потому что инспектор может пронести только один-два телефона. Проще заказать целую партию гаджетов или другой запрещёнки через другие каналы.

Для этого договариваются с вольнонаёмным персоналом, который имеет доступ в СИЗО. Например, водители фургонов, доставляющие в тюрьму продукты, или рабочие. Именно они завозят на зону инструмент, материалы, вещи, в которые можно спрятать посылку.

В мае в столичном СИЗО «Бутырка» перехватили партию тапочек, в которых было обнаружено 117 пакетов с наркотиками. Ранее вольнонаёмные рабочие привезли в тюрьму банки с краской и мешки со строительной смесью, набитые мобильными телефонами, зарядками и наушниками.

Как рассказал Лайфу источник в правоохранительных органах, зарплата в регионах у младшего инспектора СИЗО составляет 25–28 тыс. рублей в месяц, поэтому у некоторых сотрудников возникает соблазн заработать на доставке в камеры запрещёнки Другой канал для запрещёнки — хозяйственный отряд СИЗО. В нём работают осуждённые по «лёгким» статьям и у кого условия содержания значительно мягче всех остальных. Они имеют право относительно свободно перемещаться почти по всей территории СИЗО и исправительного учреждения. Зэки получают информацию с воли, когда точно и где перебросят посылку, поэтому в нужное время забирают её и передают адресатам.

Как перебрасывают посылки

Арсенал средств, пожалуй, ограничен лишь фантазией организаторов. Например, в апреле этого года в Нижнем Новгороде большую партию контрабанды привезли в ИК-6 в обычных газовых баллонах для пропана. У них оказалось двойное дно, в котором охрана колонии обнаружила 130 мобильных телефонов, 115 сим-карт, 4,5 литра алкоголя, газовые зажигалки, дрожжи, флеш-карты, адаптеры, 10 гарнитур для мобильных телефонов, зарядные устройства, комплектующие к мобильным телефонам и много чего по мелочи.

Очень часто используют животных. В мае 2024 года сотрудники ИК-16 в Самарской области поймали кота, который пытался пронести в ошейнике партию наркотиков заключённым. Ранее в Татарстане задержали кошку-наркодилера. Животное, жившее в отряде с заключёнными, переправили на волю, где подельники несколько дней морили питомца голодом. После этого злоумышленники надели на кошку ошейник с наркотиками и выпустили неподалёку от колонии, в которой сидел их приятель. Охрана колонии проявила бдительность, кошку поймали, запрещёнку изъяли.

В баллоны с пропаном курьеры спрятали телефоны А вот и содержимое посылки Кот, которого использовали для передачи наркотиков в колонию Арбалет для заброса посылок на территорию колонии Посылки часто прячут в продуктах питания. Так, например, на Урале одному из заключённых таким образом пытались передать колбасу с телефоном внутри, а на Камчатке сотрудники ФСИН при проверке бандероли нашли в вафлях сим-карты и упаковки с наркотиками. В той же столичной «Бутырке» партию наркотиков нашли в посылке с финиками. В последнее время курьеры используют дроны, которые способны «взять на борт» около полукилограмма груза. Операторы запускают «птички» с расстояния километр-полтора и сажают прямо под нужные окна. Сейчас с такого рода перебросом борются с помощью глушилок. Глушилки, правда, не помогут от «арбалетчиков». Наркотики и сим-карты приматывают к стрелам и запускают на охраняемую территорию.

Один такой попался возле свердловской колонии № 19. Ночью мужчина подплыл на лодке к жилой зоне учреждения и стрелял на её территорию из арбалета. Часовые смогли отреагировать и задержать стрелка. В лодке у стрелка были обнаружены четыре стрелы, но сам арбалет он успел выкинуть в воду.

Наркотики и сим-карты приматывают к стрелам и запускают на охраняемую территорию

Как зэки покупают путан

Купить любовь за колючей проволокой тоже не проблема. Например, арестантов обслуживают дамы лёгкого поведения, оформленные юристами.

— Адвокаты имеют право посещать в СИЗО и колониях своих подопечных, для общения выделяется специальная комната, которую запрещено прослушивать, в ней есть только видеокамера. Девочек оформляют адвокатами и в этом качестве отправляют на свидания с клиентами в СИЗО, — рассказал Лайфу источник в правоохранительных органах.

Были случаи, когда зэкам дарили любовь правозащитницы. Несколько лет назад в ИК-3 в Свердловской области зачастили привлекательные члены Общественной наблюдательной комиссии. Девушки получали возможность встречаться с клиентами в помещении без охраны и видеонаблюдения. Разговор о тюремном быте заканчивался интимом. Одна из них — Лариса — неоднократно наведывалась с визитами к отбывающему срок криминальному авторитету.

compromat


Автор Константин Романов

Контакты, администрация и авторы